Списки реабилитированных жертв политических репрессий ГОРОХОВЕЦКИЙ РАЙОН


* * *

Мы шли этапом. И не раз,
колонне крикнув: “Стой!”,
садиться наземь, в снег и в грязь,
И, равнодушны и немы,
как бессловесный скот,
на корточках сидели мы
до выкрика: “Вперед!”
Что пересылок нам пройти
пришлось за этот срок!
А люди новые в пути
вливались в наш поток.
И раз случился среди нас,
пригнувшихся опять,
один, кто выслушал приказ
и продолжал стоять.
И хоть он тоже знал устав,
в пути зачтенный нам,
стоял он, будто не слыхав,
все так  же прост и прям.
Спокоен, прям и очень прост,
среди склоненных всех,
стоял мужчина в полный рост,
над нами глядя вверх.
Минуя нижние ряды,
конвойный взял прицел.
“Садись! – он крикнул. – Слышишь, ты!
Садись!” – Но тот не сел.
Так было тихо, что слыхать
могли мы сердца ход.
И вдруг конвойный крикнул: ”Встать!
Колонна, марш вперед”.
И мы опять месили грязь,
Не ведая куда,
кто с облегчением смеясь,
кто бледный от стыда.
По лагерям – куда кого –
нас растолкали врозь,
и даже имени его
узнать мне не пришлось.
Но мне, высокий и прямой,
запомнился навек
над нашей согнутой спиной
стоящий человек.
Юрий ДОМБРОВСКИЙ


   От политических репрессий в районе пострадали 333 человека, более 200 из них – в возрасте до 50 лет. Необоснованно осуждено 109 рабочих, 76 крестьян, 76 инженерно-технических работников и служащих. Приговорены к различным срокам лишения свободы 232 человека, 49  – к ссылке и спецпоселению, 36 – к высшей мере наказания  – расстрелу.