Списки реабилитированных жертв политических репрессий ГОРОД КОВРОВ И КОВРОВСКИЙ РАЙОН

ГОРОД КОВРОВ И КОВРОВСКИЙ РАЙОН

ТАЙГА

Таежное приполярье,

сверху – мороз, 

снизу – грязь,

болотной и потной гарью

пропитан каждый из нас.

Зажаты, друг в друга тычась;

тащат нас под уздцы;

нас много, нас тысячи тысяч,

все – зэки, все – мертвецы.

Какую долю начертит

безвыходная пустота?

Трассу медленной смерти

стелет нам клевета.

Ложью избит, ошельмован,

знобит, хочется выть.

Одно лишь краткое слово

бьется:

жить! жить! жить!

Затавренные арестанты.

От голодной тоски –

дотянуться бы до баланды,

до сырого куска трески.

Морок! Судьба! Виденье:

То ли явь, то ли сны...

Преступники без преступленья,

виноватые без вины.

А вокруг наготове затворы...

А я былое бужу,

пытка памятью, от которой

места не нахожу.

Наемник! Без покаянья.

Он знает одно:

“мать-перемать”.

Но из мира воспоминаний

он не может меня изгнать.

Шаг в сторону –

и брызнет жарко

смерти знак огневой,

шаг в сторону – и овчарка

в загривок вцепится твой.

Здесь нет слезы человечьей,

болото – вот исход,

муравьиного спирта крепче

смертный каторжный пот.

Сжатая, будто камень,

на ощупь, едва дыша,

между собаками и штыками

движется

моя душа.

Декабрь 1937 года. Ухтопечлаг. Нибель

    В г. Коврове и Ковровском районе было необоснованно репрессировано всего 1012 человек, из них 160 жителей расстреляно, 727 – осуждено к лишению свободы, 81 – направлен в ссылку или высылку, 44 – приговорены к штрафам, принудительному лечению в психиатрических больницах и другим формам репрессий.

   С учетом развитой промышленности пострадало больше всего рабочих – 410 и интеллигенции – 291 человек, а также 113 крестьян, 83 кустарей, пенсионеров, домохозяек, безработных, 62 военнослужащих, 53 служителя религиозного культа.

   Среди них 172 молодых, до пятидесятилетнего возраста – 571, старше – 269 граждан.