Салтанов Самойло


Салтанов Самойло - премьер-майор.

71 кавалер ордена Святого Георгия IV степени за участие в штурме крепости Бендеры, и получил эту почетнейшую награду 1 ноября 1770 г.

Командовал Ялтинским постом Брянского мушкетерского полка. 

Большой турецкий десант (около 30 тыс. штыков) под командованием Гаджи-Али-бея высадился 17 июля 1774 г. на Южном берегу Крыма. Турки отлично знали береговую линию Крыма, где именно удобнее всего производить высадку войск, конечно, у деревни Алушта. Турки посчитали, что не получат особого сопротивления от русских, так как русские силы у Алушты были минимальны, и состояли из 150 егерей Московского легиона под командованием секунд-майора Николая Федоровича Колычева.Однако, к своему удивлению, турецкие захватчики сразу же наткнулись на ожесточенный отпор русских воинов. Горстка егерей почти 6 часов не подпускала турецкий десант в Алушту, но израсходовав все боеприпасы, русские отступили в направлении на Ак-Мечеть (ныне Симферополь), в глубине Крыма.

Временная неудача не смутила Гаджи-Али-бея, и он направил часть турецкого флота и десант к большой деревне Ялта. Русские силы, защищавшие Ялту, также были весьма ограничены, они состояли из двух рот Брянского мушкетерского полка, квартировавшего в Ялте, и 11 донских казаков. Всего ялтинский гарнизон насчитывал 222 человека, из тяжёлого вооружения они имели две пушки с 16 канонирами.

История сохранила имена нескольких офицеров отряда – капитан Иван Михачевский («из фельдшерских детей»), он значился в списке Лейб-компании с 6 июня 1750 г. В Брянском мушкетёрском полку служили подпоручики Борис Берзлиев и Матвей Ачкасов, прапорщик Петр Батавин.

На рассвете 19 июля 1774 г. наблюдатели, дежурившие на склоне холма Поликур, доложили о том, что со стороны Гурзуфа к Ялте движется турецкий флот. Причалив в пристани, турки приступили к высадке десанта. Брянский мушкетёрский полк встретил высадившихся турок метким огнем из ружей и обоих орудий. Ожесточенный бой кипел несколько часов. Пользуясь численным превосходством, турки сумели окружить русский гарнизон, отрезав все пути к отступлению.

Окружённый со всех сторон мушкетёрский полк истратил в неравном бою все боеприпасы и понёс большие потери в личном составе, и командир полка премьер-майор Самойло Салтанов принял решение пробиваться к основным силам русских у Ак-Мечети. Заклепав ставшие ненужными орудия, брянские мушкетеры построились в каре и, ощетинившись штыками, бросились на турок.

Турки, не ожидавшие яростного штыкового удара со стороны небольшого отряда русских мушкетёров, пропустили их, и группа смельчаков отступила в сторону ближайшего леса. Турки преследовали, отряд прорвавший окружение, и бой в густом сосняке разгорелся с новой силой. Продвигаться в густом сосняке было сложно, силы мушкетёров таяли, но герои, не переставая драться с турками врукопашную, упорно пробивались к своим основным войскам, прокладывая свой путь ружейными штыками.

Из 222 русских мушкетеров погибло 205 человек. К Ак-Мечети (ныне Симферополь) вышли только капитан Иван Михачевский, подпоручик Матвей Ачкасов, восемь рядовых мушкетёров, три канонира и четверо донских казаков. Командир отряда, георгиевский кавалер премьер-майор Самойло Салтанов, пал в неравном бою смертью храбрых.

Ни одного русского мушкетёра турки не смогли захватить в плен… Подвиг Ялтинского поста Брянского мушкетерского полка, защищавших Ялту от превосходящих сил турецкого десанта, можно сравнить с подвигом 300 спартанцев, сражавшихся с персами. Историю 300 спартанцев, защищавших греческие Фермопилы, знают все, а о русских героях мушкетёрах, защитниках Ялты не знает почти никто.

Впервые о подвиге отряда премьер-майора Самойло Салтанова напомнил в 1912 г. генерал-майор М.А. Сулькевич, сделав о забытых героях доклад на заседании Таврической учёной архивной комиссии.

В сентябре 1970 г. на страницах «Крымской газеты» о героических защитниках Ялты написал отдыхавший в Крыму сотрудник Ленинградского военно-исторического музея Г.В. Защук.